Беспилотный террор

Угроза использования беспилотников гражданского класса для противоправных действий рассматривалась уже достаточно давно. Специалисты в области безопасности, представители силовых ведомств, профильные научные учреждения начали моделировать подобные инциденты с конца 2015 г., когда темпы и перспективы развития беспилотных технологий стали очевидны. Изучались варианты применения дронов в качестве платформы для огнестрельного оружия (соответствующие видеоролики набрали миллионы просмотров в сети), в качестве средств заброса взрывных устройств и отравляющих веществ. Анализировались возможные последствия столкновения стандартного коптера с воздушным судном. Были разработаны первичные рекомендации по защите от этой новой угрозы и проведен сравнительный анализ технических средств противодействия ей.

Тем не менее, наступательная практика оказалась быстрее оборонительной теории. Кроме субъективных причин, на руку злоумышленникам сработали и объективные: слишком быстро растет рынок сравнительно недорогих любительских беспилотников, которые не требуют подготовки к пилотированию, слишком доступны для заказа всевозможные комплектующие, если есть планы по сборке собственного изделия. Плюс к этому правовые базы большинства государств так и не пополнились реально работающими правилами регистрации дронов, постановки на учет их операторов и процедурами согласования полетов. Все, что на данный момент достигнуто в нормативной сфере, противоречиво и неудобно для правоприменения.

На рубеже 2016–2017 гг. мир стал свидетелем массового применения дронов в сирийском конфликте. Боевики сотнями закупали гражданские квадрокоптеры и оснащали их простейшими устройствами сброса мини-бомб. Эти беспилотники было невозможно услышать на высотах более полутораста метров и крайне проблематично засечь стандартными средствами ПВО ввиду их малоразмерности. Находясь в двух-трех километрах, оператор мог зафиксировать дрон вертикально над целью и точно прицелиться с помощью камеры высокого разрешения, которой оснащено большинство БПЛА.

Даже если коптер визуально замечали в последний момент, стрелковое оружие оказывалось малоэффективно – вертикальный огонь имеет совсем иную баллистику, нежели тот, которому стандартно обучают военнослужащих. Атакам «дронов с магазинной полки» подвергались позиции войск, склады боеприпасов, зафиксировано несколько случаев удачного подрыва бронированной техники при попадании в открытый люк. С учетом разницы в цене дрона линейки DJI Phantom (примерно 1200 долл.) и БМП / танка (от 3 до 6 млн долл.), тактику можно считать беспрецедентно результативной. Тем более что в большинстве случаев дрон спокойно возвращался к пилоту.

Как логичное развитие тенденции за пределами зон боевых действий – недавнее покушение на президента Венесуэлы Николаса Мадуро с использованием дронов. Только уровень подготовки снайперов службы безопасности позволил избежать куда более масштабных жертв – БПЛА сдетонировали в воздухе. В остальном сценарий развивался по давно прогнозируемой схеме: закупка коптеров доступной марки, несколько пилотажных тренировок (функционал модели дрона не требовал специального обучения), установка внешнего подвеса со взрывным устройством, размещение операторов за несколько кварталов от объекта атаки, полeт по маршруту (вводится в полeтное задание движением пальца по сенсорному экрану), финальное наведение на цель с помощью бортовой камеры.

Что можно было сделать в том конкретном случае и что разумно предусмотреть на будущие подобные? Ответные меры всегда в какой-то степени ретроспективны, но некоторые базовые принципы маловысотной безопасности всe же имеет смысл иметь в виду теперь всегда, когда речь идeт о массовых мероприятиях и защите первых лиц.

В первую очередь, необходимо отработать развeртывание систем дистанционного обнаружения беспилотников. Как бы ни были эффективны средства нейтрализации угрозы, заблаговременное оповещение о ней – это в разы больше сохранeнных жизней. Скорее всего, радиолокационные станции, с учeтом их габаритов и особенностей работы в городских условиях, для данной задачи будут не в приоритете. Очевидно, что в заданном контексте основная роль отводится мобильным устройствам сканирования радиоэфира в сочетании с камерами специализированной видеоаналитики.

Радиочастотные сенсоры благодаря своей базе данных смогут засекать беспилотники за 500–1000 м (иногда даже в момент включения и калибровки на земле, до взлета). Оптико-аналитические устройства позволят по визуальным признакам детектировать те дроны, частотные сигнатуры которых пока отсутствуют, или дроны, летящие полностью автономно. Кроме того, в 2018 г. получили развитие системы направленного радиочастотного обнаружения, способные запеленговать реальное положение дрона и пульта (соответственно, пилота) или, как минимум, дать азимутальное направление на них. Система дистанционного обнаружения беспилотников должна обладать гибкой конфигурацией, масштабируемостью в зависимости от территории покрытия, и единым центром обработки данных.

Вторым эшелоном маловысотной безопасности должны быть исполнительные устройства: прерыватели радиосигнала, способные по автоматической команде от средств обнаружения поставить заградительную помеху. Это оборвет связь между беспилотником и его пультом управления. Результатом будет аварийная посадка дрона или его уход обратно на точку взлета. Принимая во внимание нагрузку, которую несли на себе коптеры в Венесуэле, блокираторы управления целесообразно дополнить подавителями дистанционного подрыва. Оба типа глушителей необходимо держать включенными сразу после сигнала тревоги от средств обнаружения на протяжении посадки/ухода дрона и вплоть до момента физической его нейтрализации инженерно-саперными службами.

Схема размещения технических средств маловысотной безопасности – аспект очень ситуативный. Здесь должны учитываться конкретное место проведения мероприятия, его площадь, количество участников/посетителей, запас времени на подготовку. В любом случае следует обязательно предусмотреть два момента:

  • Временно развертываемые мобильные устройства (радиосенсоры/камеры обнаружения, всенаправленные прерыватели сигнала) должны находится в точках, дающих, с одной стороны, максимальное покрытие, с другой, минимизирующих количество непросматриваемых зон/областей радиозатенения. То есть, например, функциональная пара «радиосенсор–подавитель», размещенная на крыше самого высокого здания, должна дублироваться аналогичной парой на проезжей части или тротуаре непосредственно под этим зданием.
  • Учитывая высокую сложность спрогнозировать направление подлета дрона, службы безопасности, обеспечивающие мероприятие, требуется оснастить переносными прерывателями сигнала направленного действия. Эти устройства должны состоять на вооружении мобильных групп и патрулей для усиления работы прерывателей кругового действия или на случай, когда дрон смог приблизиться к цели незамеченным. Важной характеристикой переносных направленных прерывателей должна быть их компактность и внешний вид, не раскрывающий их предназначения.

Автор: Кирилл Демуренко

Статья из журнала "Директор по Безопасности"

Дроны – новая угроза с высоты